Сайт Гальченко С. Н.

Главная | Регистрация | Вход
Среда, 19.12.2018, 07:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 12
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Глава восьмая. Чем мы занимались в городе.

 

Колония дель Сакраменто представлял собой небольшой, но очень красивый и уютный город, окруженный мощной крепостной стеной.  После того, как он был построен португальцами, практически сразу его захватила Испания, построившая на противоположном берегу Ла-Платы город Буэнос-Айрес задолго до описываемых в этой книге событий, и оспаривавших принадлежность этой территории.   Однако в следующем году город все-таки был возвращен Португалии. Город долгое время использовался контрабандистами, нелегально перевозившими товары в Буэнос-Айрес.

      Мы прошли по его живописным, мощеным булыжниками улочкам, и вышли на центральную площадь, по которой расхаживали люди разного достатка. Были и шикарно одетые сеньоры, и бедняки, либо просившие милостыню, либо торговавшие всякими безделушками.  Один пьяный чудак всю дорогу пытался продать нам, какую-то непонятную статуэтку, и лишь когда дон Криштиану воспользовался своим лексиконом, тот понуро опустил взгляд, и удалился. Мы направлялись в то место, с которого нам как морякам надлежало на самом деле начать знакомство с городом, а именно в порт. Пройдя мимо множества лавочек и закусочных, откуда до нас доносился приятный аромат свежеприготовленной пищи, мы, наконец, спустились к набережной, и увидели корабли, стоящие в порту. Один корабль,  скорее всего только прибыл, поскольку  грузчики как раз сгружали с него различные ящики. Остальные корабли, бросившие якорь в этой гавани спокойно покачивались на волнах. Это были и маленькие шхуны, и барки несколько покрупней, вдалеке стояла бригантина точь-в-точь как наша, а немного поодаль, словно исполины стояла два огромных военных фрегата. Большинство кораблей, включая великанов, были  португальскими, лишь  барк, стоявший недалеко от второго фрегата, был голландцем, и еще несколько кораблей пришло с Британии и Франции.

Дон Криштиану оставил нас, отправившись поговорить с клерком в судовой конторе, мы же оставшись втроем, продолжали любоваться красавцами фрегатами. К слову   дон Криштиану, почти сразу по прибытию в город, сумел приобрести нам новую одежду, так что теперь мы уже не выглядели бродягами. Ваш покорный слуга  был одет в белую сорочку, и пурпуэн[1] с широкими рукавами с продольными разрезами, отделанными декоративной шелковой тканью.

Костюм дона Криштиану не уступал одеяниям знати, он состоял из короткой куртки брасьер[2] с рукавами до локтя, с отделкой оборками и бахромой на плечах, лентами и позументами[3] по краям,  а также сорочки с кружевами и бантами.

 При побеге с пиратского корабля, мои друзья прихватили немного денег, к тому же   во время сражения, раненный наездник, спасаясь от погони, обронил кошелек, и теперь мы могли себе позволить протянуть здесь какое-то время. Он долгое время не выходил, и нам уже немного надоело ходить туда-сюда по набережной, пока наш боцман не появился перед нами, и по его выражению лица, мы поняли, что у него не самые обнадеживающие новости.

— Похоже, наш приятель оказался прав, — сказал нам дон Криштиану.

— Вы о ком, — переспросил его Бруно.

— Да о Фернандо, этот пройдоха  знал, о чем говорил, нам не следует особо рассчитывать на подмогу. Вряд ли кто-то пошлет военных на поимку Проныры.

— А как же эти двое великанов стоящих в той стороне, — спросил я, указывая на фрегаты.

— Они  занимаются патрулированием прибрежных вод, но завтра должны уйти сопровождать какой-то корабль с ценным грузом,

— А что нам делать, — поинтересовался я

— Пока ждать, мне пообещали, что  нас могут пристроить на какой-нибудь корабль, правда это будет не очень скоро.

— Не особо хочется сидеть без дела, к тому же почти без денег, — удручающе проговорил Педро.

— Единственное, чем нам помогли, это с временным жильем, тут недалеко небольшая гостиница, впрочем, как выразился клерк та еще дыра, но, тем не менее,  гораздо лучше, чем ночевать на улице.

Решив, что в порту у нас больше не было дел, мы отправились по указанному адресу. Немного попетляв по  городу, мы отыскали эту гостиницу, и хоть нам предоставили маленькие коморки, да еще в подвальном помещение, мы были рады и этому, к тому же, мы, наконец, смогли пообедать. Разумеется, наш обед был намного проще, чем мой недавний ужин  в гостях у маркиза. Вечером, я решил прогуляться по городу, поскольку сидеть в коморке, мне порядком надоело. Побродив немного по городу, я наткнулся на таверну, чем-то напомнившую мне подобное заведение в моем родном городе. Там я часто сидел с  Мигелем, слушая его рассказы о дальних странах. У меня в кармане лежало пару мелких монет, и я решил зайти.

  Внутри я сразу почувствовал запах табачного дыма, заполонившего все помещение,  и от этого у меня даже немного закружилась голова. Большинство  присутствующей публики были, как мне показалось, моряками, и мелкими торговцами. Некоторые уже достаточно перебрали и пытались завязать драку, другие отпускали сальные шутки по поводу пышногрудой официантки, расхаживавшей между столиками, виляя при этом бедрами. Один чудак попытался ухватить ее за ягодицы, за что получил увесистую оплеуху. При этом с подноса у неё  упал стакан с каким-то пойлом, и едва меня не забрызгал.

— Ой, простите, — вежливо запричитала она,

— Пустяки, на меня почти ничего не попало. Тем более следовало проучить того негодника.

— Да наши посетители бывают просто несносными, — грустно сказала она, — я могу вам чем-нибудь помочь?

Тут сидевший за соседним столиком верзила запричитал грубым голосом.

— Генриетта, когда я получу свой ром! Сколько я должен ждать!

— Сейчас Мануэль,  уже несу, — ответила она и тихо добавила мне, — проходите за тот столик в углу, я разберусь с этим грубияном и подойду к вам.

Обойдя  весельчаков, я добрался до указанного мне места. Это был небольшой столик, стоящий несколько дальше остальных, и поэтому здесь можно было спокойно посидеть, и о чем-то потолковать. К тому же если я хорошо видел всех присутствующих, поскольку свет,  от керосиновой лампы падал на их столики, место, где расположился я, оставалось в тени. Вскоре Генриетта подошла ко мне и еще раз извинившись, предложила перекусить. Я заказал похлебку и немного рома, и через несколько минут смог приступить к скромной трапезе. Посидев немного, я  решил убраться отсюда восвояси, не желая вступить с кем-нибудь из посетителей в драку, хоть мой клинок как всегда и был со мной. К тому же Мануэль, у которого очевидно были планы на Генриетту, начал возмущаться, что она болтала со мной. Хотя в то время, я уже освоил, благодаря Фернандо, искусство боя на шпагах, лишний раз его использовать особого желания у меня не было.

Я уже собрался позвать ее, чтоб расплатится и по-тихому удалиться, но тут двери в зал отворились, и на пороге показался мой добрый знакомый, Лоренцо вместе с неизвестным мне низкорослым, бородатым толстяком. Они уселись через один столик от меня, и, подозвав Генриетту, заказали рома. Поскольку мой столик был в тени, они меня не смогли видеть, к тому же Лоренцо сел спиной ко мне. Из-за общего шума, царившего в зале, не все их фразы удавалось разобрать, тем ни менее, большую часть их разговора я слышал, к тому же они разговаривали громко, лишь изредка переходя на полушепот. Спутник Лоренцо оказался капитаном брига, стоящего в порту, не гнушавшимся контрабандой и работорговлей, к тому же довольно жестоко обращался как со своими рабами,  так и с членами своей команды.

— Эти индейцы совсем не хотят работать, — жаловался он Лоренцо, допивая очередной  стакан пива, — норовят  сбежать, да и остальных подговаривают, вчера одного поймал уже в лесу, еще немного и он бы улизнул от меня. Теперь этот бездельник сидит без еды в трюме моего корабля, может, одумается еще. Кстати он из тех, недавно нами пойманных.

— Да с них плохие работники, ну ничего это дело поправимое, — ответил ему Лоренцо, — этот индеец из числа захваченных нами месяц назад?

— Да, жаль, что какие-то неизвестные помешали нашим индейским товарищам захватить другое племя.

— Я одного заколол даже в лесу, он нагонял меня, но в бою один на один я без труда совладал с ним.

Я усмехнулся про себя, слушая его версию нашей стычки в лесу,  даже зачесались  руки проучить его.

— А что с уехавшим с нами вождем, — спросил Лоренцо у бородача.

— Насколько ты помнишь, мы отправили его на барк  Проныры, он ему пригодится для грязной работы, — ответив тот, почесав свою длинную бороду, — кстати, как дела с дочерью старого ворчуна

— Думаю, скоро будет моей, а с этим и титул и прочее, — с бахвальством произнес Лоренцо, — мой дядя расположил ко мне старика, так, что дело уже решенное

— А она хоть согласна,

— Пока нет, но против воли отца она не пойдет.

— Вижу, ты везде преуспел, — ответил ему толстяк, слегка заплетающимся от выпитого рома языком.

Далее так же разгоряченный выпивкой Лоренцо,  принялся в  не особо приличной форме описывать свои фантазии на счет Селены. Было понятно, что хоть она и привлекала его своей красотой, больше его интересовал ее титул и положение в обществе. С каждой его пьяной фразой увеличивалось желание сразиться с этим человеком.  Затем все усиливающийся гул вокруг стал заглушать их пьяную болтовню, и до меня долетали обрывки фраз. Однако даже из всего этого я сумел почерпнуть немало полезной информации, которую собирался сообщить Фернандо, поскольку уже думал, как встречусь с ним завтра, вне зависимости пойдут ли со мной мои друзья. Я понял, что часть захваченных в плен индейцев находятся либо на корабле, капитаном которого являлся друг Лоренцо, либо на его плантации, а так же на плантации Лоренцо. Так же большая часть попала на корабль Проныры. Что касается моряков, оставшихся на пиратском корабле, то о них я ничего не услышал, однако надеялся, что удастся их спасти. К тому же Лоренцо, который вместе с дядей командовал одним из фрегатов, должен был на нем отправиться сопровождать какое-то судно,  и они даже думают, как его ограбить. Но это судно меня интересовало меньше всего. Наконец, эти двое, поднялись со стола и направились к выходу, выждав некоторое время, я, расплатившись и поблагодарив Генриетту, отправился в свою гостиницу, желая там еще раз обдумать все услышанное. По опустевшим узеньким улочкам я быстро добрался до гостиницы, и, отправившись к себе в коморку, почти сразу уснул.

Проснувшись и отправившись на завтрак, я застал Бруно.

— Где все остальные, — поинтересовался я,

— Педро не знаю, а дон Криштиану опять зачем-то отправился в контору,

— Ясно, и что вы думаете насчет предложения Фернандо,

— Не знаю как ты, но я собираюсь наняться на обычное торговое судно, не особо горю желанием снова повидаться с пиратами. Понимаю твой юношеский пыл, но я уже в этой жизни немало повидал, и отчетливо понимаю опасность, — произнес он в ответ, — пираты у которых мы были в плену не одно сражение прошли,  да и вооружены до зубов. Военный фрегат с обученными солдатами, сможет дать им достойный отпор,  а что мы, обычные торговые моряки. Вот ты, например, хотя бы пистоль в руках держал, я уже не говорю о мушкете и тому подобному.

— Умением обращаться с огнестрельным оружием, похвастаться не могу, — честно ответил я ему, — правда, немного освоил фехтование.

— Это конечно хорошо, и я видел, как ты сражался с индейцами, только у индейцев не было пушек и ружей. И то  вас с Педро ранили. Возможно в пьяной драке в местной забегаловке, твое умение фехтовать тебя, и выручит, а вот для схватки с вооруженными убийцами, этого может оказаться недостаточно.

Я не мог не согласиться со своим товарищем, понимая справедливость его доводов, и не скрою, что он  этим несколько осадил мое желание примкнуть к Фернандо и его друзьям, однако, в конце концов, свое решение я менять не стал.

Пожелав товарищу успешного дня, я отправился пройтись по городу. До встречи с Фернандо оставалось еще уйма времени, и я спокойно прогуливался по улочкам города, размышляя о своем будущем. Гуляя, любуясь живописными домиками, и нарядами дам, прогуливающихся в компании своих служанок, я оказался в порту.

Два великана фрегата, спокойно качались на волнах, как и вчера, хоть я и надеялся, что один из них отправят на поимку пиратов, мучивших моих товарищей и убивших нашего капитана, и неизвестно скольких еще моряков. Впрочем, с того момента уже прошло больше месяца, и пиратский барк давно мог убраться далеко от этих мест, к тому же одному из фрегатов надлежало сопровождать какой-то корабль с важным грузом, что следовало из подслушанного вчера мною разговора.

Сзади раздался топот копыт, и я едва успел отскочить, услышав ругательства в свой адрес. Всадники, презрительно посмотрев в мою сторону, отправились дальше. В одном из них я узнал Лоренцо,  который  меня также узнал, и  по выражению его лица я понял, что не будь у него срочных дел, он бы с остервенением  набросился на меня, впрочем, я был уверен, что смогу оказать этому наглецу достойный отпор. Однако он, сказав, что-то своему спутнику, сухопарому мужчине с бакенбардами, поскакал дальше. Вскоре, как я увидел,  они уселись в лодку, направленную  им  с одного из фрегатов, и, поторапливая гребцов, направились  к кораблю. Некоторое время побродив по набережной, я решил сходить на рынок, не столько  с целью что-нибудь там приобрести,  сколько из любопытства. К тому же до встречи с Фернандо оставалось еще  уйма времени.

Погруженный в размышления о будущем, я сам не заметил, как быстро добрался до рынка. Расхаживая между торговыми рядами, и слушая споры торговцев с покупателями, постоянно возмущавшимися то ценами, то еще чем-то я едва не столкнулся с одной дамочкой.

— Простите, я  не задел вас, — поинтересовался я,

— Да, нет, все нормально, — спокойно ответила та, — погоди, не ты ли не так давно гостил у  нас вместе с другом?

Я сразу немного смутился, не понимая,  о чем говорит эта женщина, но присмотревшись, признал в ней, хоть и не сразу, горничную в доме маркиза.

— Да, я имел честь быть у вас в гостях, — ответил я,

— Дон Жозе, с дочерью  вернулся в город сегодня утром.

— Передайте ему мое почтение, и скажите, что мои друзья благодарят его  светлость за провизию, которая была как нельзя кстати, — абсолютно искренне сказал я, а затем, переведя взгляд на  полную корзину в ее руках, добавил,—  если желаете, я могу помочь вам донести продукты.

— С радостью передам, — спокойно ответила она, — а с продуктами мы и сами управимся

— Луиза, я нашла хорошую мясную лавку…— послышался женский голосок, принадлежавший, как выяснилось сеньорите Селене, — приятная встреча, вы давно в городе, — спросила она, увидав меня.

Одета она была в простой платье, коричневого цвета, которое отнюдь не скрывало достоинств ее  прелестной фигуры.

— Со вчерашнего вечера, — ответил я, — посмотрев в ее выразительные глаза, которые, несмотря на все мои попытки,  я вспоминал снова и снова.

— А мы только сегодня утром добрались, — ответила она, — хорошо этот хвастливый пижон Лоренцо уехал раньше, а то его компания мне порядком надоела.

— Ну, что вы такое говорите, — перебила ее Луиза, — это достойнейший человек, и если бы вы слушались своего отца, то поняли, какой хорошей парой он будет для вас. И вообще не следовало вам идти со мной, я ведь и сама справляюсь.

— Если я дочь маркиза, это совсем не означает, что я не могу сходить на рынок за покупками.

— Ну а если кто-то из вашего круга увидит вас здесь, и посчитает вас служанкой.

— Уж как-нибудь  переживу это, — усмехнулась Селена.

—  Вы неисправимы, моя милая.

— Кстати слышала, что ты отказалась от помощи, этого благородного юноши, а думаю, она будет совсем не лишней, сама ведь жаловалась на боли в спине еще вчера.

Луиза, немного поворчав, позволила мне помочь им, я же был  очень рад составить им компанию. Я же восхитился этой девушке, которая  своим поведением совсем не была похожа на надменных знатных женщин, и все ее благородство, как мне казалось, и заключалось в этой искренности и доброте.

— А, что скажет ваш отец, или Лоренцо, — с сомнением в голосе спросила у нее  Луиза.

— Отец не будет сильно возражать, что нам помогли донести продукты, а Лоренцо мне совсем не указ.

— У дона Жозе, несколько другое мнение, на этот счет.

— Я безумно люблю, своего дорогого отца, но ведь это не значит, что мое мнение должно абсолютно во всем совпадать с его взглядами на жизнь, — Луиза хотела сказать что-то еще, но затем передумала, решив не продолжать  спор.

Не прошло и пятнадцати минут, как мы оказались у ворот высокого здания, в котором жила Селена с отцом.  За этот небольшой промежуток времени, мы с Селеной успели немного пообщаться, и я смог несколько заинтересовать ее рассказами о нашем путешествии. Она тоже немного рассказала о себе, и как мне показалось, была совсем не прочь побеседовать еще.

— Была рада с вами повидаться снова, — сказала она на прощанье, — надеюсь, мы еще увидимся.

— Я тоже очень на это надеюсь, — ответил я,  слегка вогнав ее в краску

— Я завтра иду в церковь на утреннюю службу, можем встретиться после нее, — сказала она мне на ухо.

— О чем вы там шепчитесь,— недовольно проворчала Луиза, и, посмотрев на меня с легким укором, добавила — спасибо  за помощь, но нам пора  домой.

— Всегда рад помочь, — ответил я, поцеловав ручку молодой маркизе, и отправился к центральной площади.

 До встречи с Фернандо оставалось еще немного больше часа, но, тем не менее, я решил быть на месте раньше. Впрочем, всю дорогу к площади, мои мысли были совсем не о походе. Я уже мысленно представлял, как встречусь с ней завтра возле собора, и  о том, как мы сможем пообщаться. Сразу вспомнились мои встречи с Габриеллой, и как все потом для меня закончилось, но я решил не сравнивать с ней такую искреннюю и добрую девушку как Силену. Я понимал, что возможно она видит во мне просто хорошего друга и приятного собеседника, да и сам еще не понимал, испытываю ли к ней чувства, но мне очень хотелось увидеть снова её улыбку и услышать ее еще немного детский голос. На что-то надеяться я не решался, но решив, что ничего дурного, в том, что я просто немного пообщаюсь с этой девушкой, нет.

Если время, проведенное с Селеной, пролетело незаметно, то вот ожидание сегодняшней встречи тянулось немыслимо долго. Я  долго расхаживал по площади, и как мне казалось, привлекал лишнее внимание стражников. Мне даже показалось, что могут возникнуть неприятности, когда один из них, уставился в мою сторону, и долго смотрел на меня, а когда он направился в мою сторону, я стал перебирать варианты ответов на вопросы о причинах моего нахождения в этом месте. К счастью, он прошел мимо меня. Оказалось, его подозвал к себе начальник охраны, чтоб дать какие-то указания.

В конце концов, пробило три дня, но ни Фернандо, ни кого-то еще все не было. Потоптавшись немного на месте, я уже собрался уходить, решив, что уже никто не прейдет, как вдруг ко мне подошел человек в цирковом костюме. Я до этого смотрел как, тот жонглировал, развлекая публику. Но ничего необычного за ним не заметил.

— Молодой человек, я знаю, вы пришли посмотреть представление, — тихо сказал мне он, на  ломанном португальском.

Я сразу не понял, о каком представлении идет речь, подумав в начале, что артист хочет получить какую-то плату за свои трюки, но еще раз посмотрев на него, я понял, что это за человек. И это был совсем не бродячий жонглер, а юный воин чарруа, известный вам, мои дорогие читатели, по имени Тьягу. 

— Следуйте за мной, — сказал он, и пошел в сторону узенькой улочки, на которую завернул, едва отбившись от детишек, просивших его повторить показанный ранее номер. Я двинулся вслед. Когда мы отошли на приличное расстояние от площади, он оглянулся, и, убедившись, что за  нами никто не идет,  завернул в высокую арку, дав мне знак идти за ним. Какое-то время мы шли по  городу, а затем вышли за городские ворота. Пройдя немногим больше мили, мы спустились к морю, оказавшись в небольшой бухте.

На берегу нас ждали люди. Подойдя немного поближе, я узнал Фернандо и Стива, кроме них, было еще человек пятнадцать, незнакомых мне ранее.

— Прости друг, за этот маскарад, — произнес Фернандо, когда мы подошли к нему, — просто я, пожалуй, зря сболтнул вам правду о себе, и должен был убедиться, что вы не приведете солдат, желая арестовать пиратов.

— Мои товарищи хоть и отказались присоединиться к вам, но на предательство не способны, — ответил я.

— Тем не менее, подстраховаться никогда лишним не бывает, — ответил  Фернандо, по-дружески похлопав меня по плечу.

— Кто все эти люди, — поинтересовался я, — ты успел набрать команду?

— Да, нам посчастливилось встретить  здесь некоторых старых знакомых, многие из них в свое время ходили со мной,  и неплохо повеселились, — ответил он, улыбнувшись, — а у вас как прошел день.

— Мы сразу пошли в порт, где дон Криштиану ходил в судовую контору, с целью попросить о помощи оставшимся в пиратском плену товарищам, но как ты и говорил, особо ничего не добился. Кстати говорят, что один из громадин фрегатов будет сопровождать корабль с каким-то важным грузом.

— Я уже слышал об этом, и некоторых моих товарищей это заинтересовало, но ничего конкретного я не знаю.

Затем я рассказал о подслушанном разговоре в таверне, что очень обрадовало Фернандо.

—  Я, кажется, немного знаком, с человеком, беседовавшим с Лоренцо. Это отъявленный негодяй, каких только поискать. Наверняка друзья Тьягу у него  на плантации и корабле.

— Мои ребята, как раз встретили парня с его брига[4], многие в его команде очень не довольны издевательствами капитана, но боятся этого человека, — вмешался в наш разговор Стив,  — вообще я подумывал просто переманить паренька  к нам в команду, он неплохой моряк, хоть и немного труслив.

— А что у вас с кораблем, — поинтересовался я у Фернандо.

— Ну, у нас было несколько идей, как решить эту задачу, а теперь, похоже, мы нашли оптимальное решение.

— Это, то о чем я подумал?

— Пока нужно еще узнать о характеристиках корабля и команде, — ответил Фернандо, — Стив нужно как можно больше узнать об этом у вашего приятеля.

— Сегодня вечером еще встретимся с  ним в одной таверне, вообще он говорил, что судно довольно таки маневренное, и  вооружено неплохо. К тому же команда немногочисленная, так, что можно попробовать.

— Вообще мы подумывали захватить одну баркентину, однако она, как выяснилось, требует хорошего ремонта, шторм очень сильно покромсал бедняжку. К тому же её капитан честный торговец, а вот наказать такого мерзавца, как Фекентеша, давно пора.

— Еще я слышал, что в последнее время он стал злоупотреблять спиртным, — добавил Стив.

— Последнее время, это, наверное, последние лет двадцать, — засмеялся Фернандо.

— Нужно только узнать, где он держит индейцев, — добавил я,

— Не все здесь со мной согласны, но я дал слово Тьягу и обязан его сдержать, — сказал Фернандо, — к тому же они отменные воины, и могут нам пригодиться.

— В этом ты прав, — ответил Стив.

— Как я понял из разговора, что плантация находится недалеко от города. Хотя он чаще ночует на своем корабле, чем там.

— Я думаю, мы сумеем это выяснить, — ответил Фернандо, — Тьягу сможет проследить за ним.  

Далее мы обсудили еще некоторые вопросы. После чего стали расходится.  Фернандо  сказал, в какой гостинице можно его отыскать, и мы договорились встретиться там завтра. Когда я вернулся в город, уже начинало смеркаться. Перед тем как идти к себе в гостиницу, я решил немного побродить по улочкам города. На центральной площади практически никого не было, лишь стражники несли дозор, медленно расхаживая в разные стороны. Бродячие музыканты, собрав инструменты и заработанные монеты, покидали свои рабочие места. Возле небольшой арки я разглядел влюбленную пару, которая никак не могла расстаться. Тишину временами нарушали выкрики пьяных моряков из близлежащих таверн. Побродив еще какое-то время по городу, я оказался на набережной, понаблюдав за ночным морем, я уже собрался идти к себе, как вдруг услышал знакомые голоса. Недалеко от меня прогуливалась Селена в компании Лоренцо.  Он как всегда выхвалялся перед ней, рассказывая о мощи вверенного ему фрегата, и предлагал поужинать у него в каюте, на что та отвечала отказом.

— Уже поздно, и я хочу домой, — говорила она, — отец уже наверно заждался

— Он ведь сам отпустил вас со мной, — ответил он, прижав ее к себе.

— Это я  пошла, прогуляться с вами, потому, что отец сказал, — ответила она, убрав его руку.

Лоренцо не унимался, мне казалось, что он готов потащить ее силой, и лишь, то, что она была дочерью маркиза, не позволяло ему распустить руки. Лоренцо был из тех людей, которые не привыкли получать отказы от девушек, и строптивое поведение Селены немного выводило его из себя.  Тем временем я подошел к ним совсем близко, и поздоровался с Селеной, чем вызвал еще больший гнев у Лоренцо.

— Слушай ты, оборванец, проваливай-ка отсюда, пока я не поучил тебя хорошим манерам, — грубо прикрикнул он, положив руку на эфес шпаги.

— Сам сначала  научись себя вести, тем более в присутствии дам, а затем других учи, — ответил я.

— Послушай, сегодня утром, я пожалел тебя, поскольку спешил по более важным делам, чем общение с таким как ты, а сейчас  никуда не тороплюсь, и спокойно выделю минуту, чтоб поставить тебя на место, чтоб больше и не смел, становится у меня на пути.

— Успокойтесь, ведь он вам ничего не сделал, — испуганно произнесла Селена,

— Не смейте его защищать, — нагрубил он ей в ответ.

— Вы мне не указ, — ответила она, став между нами.

Казалось ее пыл, немного осадил ярость Лоренцо, но мгновение спустя, он, оттолкнув Селену подошел ко мне и схватил за воротник.

— Убирайся отсюда, или я проткну тебя насквозь, — прошипел он, яростно глядя мне в глаза.

Я смог вырваться и  отпихнуть  этого мерзавца,  обнажив свой клинок своей шпаги.

— Оскорбление в свой адрес, тем более от такого ничтожества как вы, я был согласен оставить без ответа, поскольку вы этого не стоите, а вот оскорбление такой достойной сеньориты, вам с рук не сойдет.

Глаза Лоренцо заблестели желанием избавиться от меня навсегда, и он, выставив свою шпагу, принялся атаковать меня. К моему счастью Фернандо к тому времени, уже немного подтянул мою технику фехтования, благодаря чему я смог парировать несколько коварных выпадов Лоренцо, и даже порвал ему одежду. Селена пыталась из всех сил остановить нас, однако бой уже был в разгаре. Несколько раз, я просто чудом,  не попался на его  обманные движение. Иногда казалось, что он вот-вот возьмет верх, но пробить мою защиту ему ни как не удавалось. Я чаще отступал, но, тем не менее, не позволял своему противнику причинить мне вред. К тому же я в отличие от него почти все время смотрел в его глаза, как мне и советовал мой учитель, что явно выводило Лоренцо из себя. И вот, наконец, я смог воспользоваться моментом. В одной из своих атак, Лоренцо  сделал ошибку, и я сумел приставить клинок к его шее. Он попытался увернуться, но осознав, что победа за мной, со злостью швырнул свою шпагу.

— Давай, чего ждешь, — завопил он, — ну же, не хватает духу добить.

— Думаю, что не стоит проливать кровь, даже такого никчемного человека, как вы, тем более на глазах у прекрасной дамы, — ответил я, убрав клинок.

— Мы еще свидимся, — произнес он, — и тебе так не повезет. Пошли отсюда, — грубо сказал он Селене.

— Никуда она с вами не пойдет, — ответил я, — если конечно сама не пожелает. Позвольте мне проводить вас, — обратился я к маркизе.

— С большой радостью, — ответила она, взяв меня под руку.

Лоренцо оставалось лишь посылать мне проклятия и угрозы, наблюдая  за тем, как мы уходим.

Селена же была очень рада, что встретила меня снова, и что я вступился за нее.

— Я так испугалась, что он убьет вас, этот человек на такое способен.

— Просто я не мог ему позволить оскорблять такую девушку как вы, — сказал я,  как и утром вогнав ее  в краску.

Мы какое-то время бродили по городу, продолжив наш  утренний разговор. Она мне рассказала много интересного о своей жизни, до прибытия в Колонию, о путешествии с родителями в Бразилию, о баллах, на которых она бывала в Португалии и во Франции, о книгах которые прочитала. Я ей рассказывал о кораблях, о нашем путешествии, о том, как мы добирались до города, конечно опустив некоторые моменты. Наконец мы оказались у ее дома.

— До встречи, — сказала она, — но будьте осторожны, Лоренцо может попытаться сделать вам, что-нибудь дурное.

— Спасибо за заботу, надеюсь, я смогу постоять за себя. Кстати мы завтра увидемся?

— Да, там где мы договаривались, только будьте осторожны, — ответила она, нежно прикоснувшись рукой ко мне.

Я поцеловал ей руку на прощание, очень надеясь увидеть ее завтра, и был полон желания видеть ее как можно чаще. Без каких-либо приключения я добрался к себе в комнату, и предавшись мечтаниям об этой девушке, почти сразу же заснул.

 

 

[1] Пурпуэн — короткая мужская куртка, обычно к ней крепились штаны-чулки. Изначально одевался под доспехи, позднее стал гражданской одеждой.

[2] Брасьер — мужская свободная куртка с маленькой баской.

[3] Позумент — золотая, серебряная или мишурная тесьма.

[4] Бриг — двухмачтовое судно с прямым парусным вооружением фок-мачты и грот-мачты, но с одним косым гафельным парусом на гроте.

Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018 | Сделать бесплатный сайт с uCoz