Сайт Гальченко С. Н.

Главная | Регистрация | Вход
Суббота, 18.08.2018, 09:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 12
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Глава семнадцатая. Приключения подходят к концу, или что мы обнаружили на обратной дороге.

 

Я взял подзорную трубу и посмотрел  в  сторону корабля. Пираты как раз поднимались с лодки на палубу. Очевидно, они были уже готовы отправиться в погоню на своем корабле. Хорошо, что к этому времени, мы уже выходили из бухты, и нам оставалось преодолеть немногим меньше двух лиг[1] до стоявшего на якоре «Портобелло».

Мы изо всех сил налегали на весла, понимая, что промедление может нам стоить очень дорого. Августо, иногда постанывал, поскольку с его ранением грести было очень нелегко, но, тем не менее, продолжал грести.  Мое ранение, было менее серьезным, чем у него, хотя тоже после какого-то времени тяжелой работы веслом, давало о себе знать. Очертания «Портобелло» на котором, не был зажжен ни один факел, все еще не были видны нам, а тем временем, из бухты показался нос пиратского судна, пустившегося вдогонку за нами.

— Интересно, они откуда-то знали, что мы пришли на корабле, — проворчал Отавио, — ведь могли до сих пор искать нас на суше.

— Может они просто спасаются отсюда бегством, думая, что им устроили здесь засаду, — предположил Отавио.

— В таком случае, если они повернут в противоположную от нас сторону, можно будет перевести дух, — ответил я им.

— Боюсь, что дела наши куда хуже, — проронил Августо, — смотри, они спускают лодку, в которую сели вооруженные пираты.

Я выхватил у него трубу, в которую было отчетливо видно, как шестеро вооруженных разбойников уселись в небольшую лодку. Очевидно, они все-таки увидели нас вдалеке, и теперь нам предстоит еще сильнее грести, чтоб избежать сражения.  Хотя мы были уже на приличном расстоянии от них, но усталость давала о себе знать, к тому же я,  как и Августо не мог грести в полную силу.

— Вижу там вдалеке наших, — радостно вскрикнул один из моих товарищей.

Присмотревшись вдаль, я тоже разглядел наш корабль, до которого оставалось еще примерно полторы мили пути. Нам пришлось зажечь факел, поскольку место, которое мы проходили, было усеяно бурунами, и мы очень рисковали наткнуться на один из них. Лодка, отчалившая от пиратского судна, стремительно отдалялась от него, двигаясь в нашу сторону.

— Похоже, пираты нас заметили — проворчал Августо, оглядываясь назад.

— Поднатужьтесь ребятки, еще немного и мы будем на борту нашей рыбки.

Через некоторое время, переводя дух, я снова взглянул в трубу на наших преследователей. Лодка, уже отошедшая от корабля на приличное расстояние, неслась в нашу сторону, скорее всего они тоже видели нас, во всяком случае, один из пиратов держал подзорную трубу, и показывал своим товарищам в нашу сторону.  Сидевшие в лодке пираты, были хорошо вооружены, и у нас бы возникли серьезные проблемы, будь они от нас на меньшем расстоянии. Но мы, хотя и двигаясь куда медленнее их, уже приближались к «Портобелло»,  который уже заждался нас. Наш ход, кроме всего прочего сильно замедляли подводные скалы, то тут, то там предательски торчащие из воды, которые мы мастерски обходили. Утешало то, что пиратам придется повторять все наши маневры, или, что еще лучше, они могли разбиться об незамеченную в спешке скалу.

Когда мы уже почти добрались до нашего судна, пираты сильно сократили свое отставание, и до нас уже доносились их угрозы, и проклятия, послышалось даже пару выстрелов, скорее преследовавших цель запугать нас. Не могу знать видели ли они корабль, к  которому, мы подошли в тот момент, когда  их лодка сильно ударилась об очередную скалу, и разлетелась в щепки. Скорее всего, они настолько увлеклись погоней за нами, что не заметили торчащей из воды преграды. Мы же тем временем уже взбирались на палубу нашей баркентины. Селена, которая как оказалось, не покидала палубу все время нашего отсутствия, радостно бросилась к своему отцу, который тоже был вне себя от счастья, поскольку уже не надеялся выбраться из лап бандитов живым.

 — Ты ранен, — испуганно спросила она меня.

 — Пустяки, — ответил я ей, — у Августо проблемы посерьезней. Да и дону Жозе тоже не помешало бы повидаться с доктором. Один из слуг маркиза, отправившийся с нами, хоть и не был врачом,   обладал неплохими познаниями в медицине, и сразу же осмотрел наши с Августо ранения, обработав их, какой-то пекущей жидкостью. Затем отвел в мою каюту дона Жозе, где занялся его лечением.  Тем временем, наш корабль, подняв паруса, взял обратный курс на Колонию. Уже начинало светать, и первые солнечные лучи постепенно освещали все вокруг. Я посмотрел в трубу на корабль наших преследователей.  Поначалу он шел в нашу сторону, однако, как оказалось, проигрывал нам в скорости. И хотя Бруно был готов давать огонь по нему из всех имевшихся на борту орудий, свои навыки, полученные от Стива, ему в этот раз применять не пришлось, поскольку пираты, подняв на борт бултыхавшихся в волнах товарищей, с отправленной за нами лодки, неожиданно для нас развернулись и отправились восвояси. Я, думаю, что нам повезло, что они не знали о малочисленности нашей команды, иначе наверняка, преследовали бы нас. И хотя наше судно ощутимо выигрывало у них в скорости, неизвестно, чем бы это все для нас закончилось. Во всяком случае, мы бы не смогли сделать одну незапланированную остановку, о которой пойдет речь совсем скоро. Впрочем, от своей деятельности они никак не отказались, несмотря на гибель Хайме. Я слышал, что этот корабль еще какое-то время терроризировал прибрежные воды, однако лично мне посчастливилось больше не встречаться с ним.

Был уже полдень, когда я стоял на капитанском мостике и всматривался вдаль.  Скалистый берег едва виднелся вдали. Рана,  которую мне нанес  Лоренцо в нашем последнем противостоянии, еще  немного болела, у Августо дела были куда похуже, и врач назначил ему постельный режим, как и дону Жозе, о котором заботилась его любящая и преданная дочь.

Тут я увидел нечто, что ввело меня в некоторое замешательство, прямо перед нами, показался небольшой островок, который был не замечен ранее,  скорее всего, потому, что мы шли дальше от берега. На первый взгляд ничего необычного в этом не было, к тому же островок был совсем маленьким, однако меня заинтересовал от тем, что был точно такой формы, как остров старика Мигеля. И хотя по моим представлениям он был немного больших размеров, в этот  раз  я был уверен, что это  тот самый остров. Еще раз, посмотрев вокруг, в подзорную трубу, и убедившись, что вдали нет других кораблей, я дал команду, стать на якорь и спустить лодку. Об истинных причинах стоянки, я решил пока никому не сообщать, и взял с собой, Бруно и дона Криштиану, а также уговорившую меня Селену.

Наша лодка, миновав немалочисленные преграды у себя на пути, смогла подойти к скалистому и почти неприступному берегу, имевшему не так много мест, для возможной стоянки. Наконец нам удалось пришвартоваться, и с трудом, но все же вскарабкаться на берег. Мы оказались на широкой поляне, посреди которой, был небольшой, каменистый холм. Несмотря на кажущуюся сложность, мы взобрались на его вершину довольно быстро, и даже отыскали камень, под которым должен был быть тайник. Однако и на этот раз  меня ждало разочарование. Когда мы отодвинули увесистый камень с места, то обнаружили под ним глубокую яму, в которой очевидно ранее что-то хранилось.

— Боюсь, что тебя уже кто-то опередил, — проворчал дон Криштиану, — во всяком случае, ты   сумел отыскать этот остров.

— Похоже на это, однако, у нас остался еще грот.

— Думаешь, что кто-то добрался до сокровищ на холме и не знал про другой тайник, — с явным недоверием в голосе, спросил Бруно.

— Во всяком случае, кроме времени мы ничего не теряем.

Селена не задавала лишних вопросов, а просто шла вслед за нами. Не найдя больше тайников на вершине, мы спустились к берегу, и уселись в лодку. Грот, было найти не так-то просто, однако  нам улыбнулась удача. И поставив лодку, мы зашли в глубокую пещеру, которая резко сужалась. Крысы и какие-то жуки бегали под ногами,  а нам становилось немного не по себе, однако мы продолжали свой путь. Через некоторое время мы уже решили поворачивать назад, дабы не остаться навсегда в этой  пещере, поскольку, казалось, что мы уже сбились с пути.  Тут мы обнаружили, что проход стал значительно шире, однако пройдя еще немного, мы поняли, что пришли в тупик.   В этот самый момент, я обнаружил недалеко от нас, задвинутый за огромный камень,  какой-то большой сундук.  

Кроме него нам  удалось  обнаружить, еще три сундука, немного меньших размеров, чем первый. Разрубив проржавевшие цепи, мы обнаружили внутри самого большого сундука слитки золота и серебра. В других сундуках были вазы с драгоценными камнями, от блеска которых слегка слепило глаза. По словам Мигеля, сокровищ было значительно больше, однако  и того, что удалось нам отыскать, было вполне достаточно.

Я был вне себя от радости, что все же отыскал этот клад, в существование которого уже почти не верил. Разумеется, я должен был разделить его с друзьями, хотя мне и полагалась большая часть. Я боялся, что полученное богатство, может ослепить некоторых членов экипажа, и, желая завладеть еще большей частью, они могут набедокурить, поэтому мы договорились открыть всю правду экипажу, несколько позднее, когда наше судно, будет подходить к порту.  А пока мы, пересыпав все содержимое сундуков в мешки, незаметно, как нам, во всяком случае, казалось, доставили клад на корабль.

Вечером я навестил дона Жозе, возле кровати которого сидела Селена, оставившая свой пост, только не время нашего вояжа на остров.

— Я совсем плох, — обратился он к Селене, — и мне хочется видеть, что моя доченька счастлива.

— Перестаньте так говорить, — возразил я, — наш доктор говорит, что вы пошли на поправку, и это даже невооруженным глазом видно.

—  Не перебивай старика, — возмущенно ответил он, — я и не говорю, что прям сейчас отправлюсь к праотцам, и еще достаточно потреплю молодым нервы. Я просто говорю, что я уже не молод, и еще неизвестно, как это происшествие скажется на моем здоровье. Но, я не хочу скрывать от тебя дочка, что наша семья уже не так богата, как ранее. Наша фирма в Африке терпит серьезные убытки, а эти проходимцы хотели, чтоб я переписал на них кое какие наши имения. Просто я на старости лет, стал менее осторожным, чем раньше, и доверил вести дела этому проходимцу, который и обокрал меня вместе с Лоренцо.

— Ничего папа, мы и так протянем, — ответила ему Селена, нежно его обняв.

— Да, но было бы хорошо, если б ты вышла замуж за богатого, знатного дворянина, я был бы тогда за тебя спокоен. Жаль Лоренцо оказался негодяем. Ничего, твой отец немного отойдет от этого всего, и мы вернемся в Португалию, или во Францию, а там я уверен такая прелестная девушка как ты, найдет себе достойную пару.

Конечно, я понимал, что маркиз не видит меня достойной парой, для своей дочери, однако он не знал о, том, что я уже не  был настолько беден, как раньше.

— Я уже нашла достойного человека, — ответила ему Селена, и протянула мне руку.

— Когда же ты успела, — ответил он, будто не замечая, как она держит мою руку в своей, — тогда соизволь познакомить его с твоим отцом.

Она несколько замялась, и я, поняв, что больше не в силах молчать, начал разговор, который я уже столько раз обдумывал у себя в голове.

— Дон Жозе, я понимаю, что вы хотите своей дочери, добра и благополучия, и понимаю вас, но признаюсь вам, в том, что люблю вашу дочь, с того момента, как тогда увидел ее ужиная у вас в гостях. И хочу просить ее руки.

Маркиз, казалось потеря дар речи, но затем взял себя в руки.

— Что ж, Энрике, я ждал этого разговора, поскольку видел перемену в Селене, с тех пор, как вы стали общаться. Когда вы таинственно исчезли, я думал, что на этом все и закончится, поскольку был уверен, в том, что для нее это не так серьезно, как на самом деле, к тому же, я хотел отдать ее за Лоренцо, который оказался, куда большим проходимцем, чем я думал о вас. Когда вы вернулись, и Селена принесла мне  письмо, от моего старого товарища, я был просто ошарашен, если не сказать большего. Я замолвил за вас словечко, хоть и понимал, что вы еще сильнее сблизитесь с моей дочерью, поэтому думал о, том, как бы поскорее, отправить ее подальше отсюда. И сейчас в этот момент, во мне идет борьба. Одна часть меня, как бы говорит, что я должен отказать вам в этом, и, несмотря на то, что вы спасли мне жизнь, и оказались достойным человеком, попросить оставить мое сокровище в покое, однако, другая часть, видя как желает этого Селена, хочет ответить вам согласием, невзирая на, то, что я понимаю на какую жизнь этим согласием, я обрекаю свою дочь.

— На, что обрекаешь отец, на жизнь рядом с любимым человеком, который всем сердцем меня любит, и готов пожертвовать жизнью ради меня.

— Да, но пойми доченька, ты привыкла к богатой жизни, которую, он тебе не сможет дать, а я потерял часть состояния, и не смогу помогать твоей семье, как бы этого хотел.

— Должен признаться, — начал я, но маркиз прервал меня.

— Не знаю. Может я об этом и пожалею, но главное, чтоб об этом не жалела ты, — ответил он, — я соглашусь на ваш брак, поскольку вижу как ты счастлива рядом с Энрике, и вижу, что он относиться к тебе еще более трепетно, чем я отношусь к твоей матери. Эх, дочурка, даже сам не верю, что разрешаю это тебе.  Так, что Энрике не подведи старика.

— Это, я вам обещаю, — сказал, я, обняв Селену,  глаза которой были полны слез, но это были слезы радости.

Когда мы несколько пришли в себя, я признался маркизу, что нашел клад и его дочь не будет нуждаться.

Пожелав ему скорейшего выздоровления, мы пошли на палубу, где долго стояли вдвоем, вглядываясь вдаль.

— Хорошо, что мы отыскали твои сокровища, — сказала она, нежно целуя меня, — хотя я тебя полюбила без них. Да и теперь ты знаешь, что мы не богаты, и я даже немного боюсь, что ты во мне разочаруешься.

— Не смей даже думать так, — отругал я ее, — самое большой сокровище, которое я нашел, это ты, и я ни за что,  никому тебя не отдам.

Мы обнялись, и я нежно поцеловал ее в губы, однако нашу идиллию, как обычно прервал дон Криштиану, которой позвал меня, поскольку  нужно было посоветоваться по некоторым вопросам.

Дальнейший наш путь, хоть и занял больше времени, из-за слабого ветра, но прошел почти без приключений. Лишь один раз далеко позади показалось какое-то судно, похожее на пиратский корабль, и мы решили, что те, все же решились броситься в погоню, но были это они, или, мы увидели обычный торговый или рыбацкий корабль, мне не известно, поскольку, паруса вдали исчезли так же быстро как и появились. Когда на горизонте, наконец, появился город, я собрал весь экипаж, чтоб разделить найденные сокровища. Хотя в отличие от пиратов мы не составляли никакого соглашения насчет дележа трофеев, я решил поделить деньги между всеми членами.

Большую часть я поделил с Бруно и доном Криштиану, но и остальные моряки, включая даже тех, которых мы наняли в команду непосредственно перед отплытием, получили ценностей на немалую сумму. Должен признать, что подобно пиратам, они распорядились этими деньгами по-разному. Некоторые просадили большую часть денег в местных кабаках, другие потратили почти все, вернувшись в старушку Европу. А вот Августо вместе с еще двумя моряками сумел организовать довольно таки прибыльное дело, за несколько лет увеличив более чем вдвое свой капитал. Часть своей доли я отдал отцу своей невесты, и он сумел благодаря этому поправить свои дела. Впрочем, они были не настолько плачевны, как тот уверял. Оставшиеся деньги, я планировал вложить в свое дело, к тому же отремонтировать корабль, а также собирался купить, вернувшись на родину, дом для родителей и нам с будущей супругой. Несколько месяцев мы оставались в Колонии, а затем на несколько переоборудованной баркентине отправились домой в Португалию. У нас было достаточно провизии и припасов, к тому же мы загрузили товары, которые хорошо реализовывались в Европе. Все матросы, спасенные из плена Проныры, включая Августо, пошли с нами, к тому же мы собрали неплохую команду, которой я смог платить достойное жалование. Дон Криштиану, снова был боцманом, с присущим ему одному чувством   юмора, и конечно умением браниться, впрочем, как и всегда это у него получалось совсем не обидным для подчиненных.

Когда мы проходили мимо мест, где обитало приютившее меня в свое время племя, и ставшее теперь родным для Педро, я долго всматривался в трубу на побережье, и даже увидел несколько лодок похожих на лодки, на которых выходили в море индейцы чарруа.

Сделав остановку в этих краях, я навестил своего друга Педро, который был очень рад нашей встрече. Я не мог ни признаться ему, что мы все же нашли клад, и предложил ему его часть, однако он отказался, как и отказался возвращаться домой. По его словам, его дом уже был там, среди чарруа.

Не буду отнимать время моих дорогих читателей, описанием всего нашего пути в Европу, которое закончилось благополучно. Скажу лишь то, что не раз мы попадали в сильный шторм, но не настолько опасный, как пережитые мною ранее. Мы делали несколько остановок, для пополнения запасов еды и питьевой воды, а под конец пути,  немного сбились с курса, и не достигли Мадейры в ожидаемый срок, из-за чего пришлось усиленно экономить провизию, но к счастью это продлилось недолго. Вскоре став в порту мы сумели набрать все, что было нам необходимо, к тому же по выгодной цене реализовали часть товаров.

И вот, наконец, мы бросили якорь в порту Лиссабона, откуда я и начал этот необычный и трудный путь. Я сумел обнять родителей и уже повзрослевшую сестренку, у которой теперь было очень хорошее приданное. Моя семья, наконец, смогла поменять, хоть и родную, но ветхую хижину, на большой уютный дом. Мать Селены, которая тоже ждала возвращения дочери и мужа дома, поскольку не хотела пересекать с ними океан, была очень рада, что они, наконец, вернулись.

Вскоре мы сыграли веселую свадьбу, на которой бодро отплясывал дон Криштиану, рассказывая всем о своих приключениях, причем, с тем как увеличивалось количество выпитого им рому, тем сильнее его рассказы отличались от истины.

Я пытался отыскать и старика Мигеля, чтоб рассказать ему обо всем, что случилось, и дать ему  припрятанный специально для него слиток золота, хотя он меня об этом и не просил. Однако все мои поиски моего знакомого не увенчались успехом.

Я начал заниматься торговлей и не раз отправлялся через океан, где меня ждали не меньшие опасности, о которых я тоже мог бы рассказать, однако наибольшее место в моей памяти занимает  мое первое путешествие, в котором, я, надеясь найти богатство, нашел нечто куда более важное.

 

[1] Лига — единица измерения расстояния. 1 лига = 3 мили = 4828 м.

Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018 | Сделать бесплатный сайт с uCoz