Сайт Гальченко С. Н.

Главная | Регистрация | Вход
Среда, 19.12.2018, 07:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 12
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Глава тринадцатая.  Встреча старых друзей

 

Тем временем, лодка, в которой  находился дон Луис в сопровождение Стива, Тьягу, Гильерме, и еще нескольких наших товарищей, стала у борта флейта, носившего название «Донья Азалия де Риерра». Негодованию дона Луиса не было предела, когда он застал большинство своих матросов мертвецки пьяными, он сыпал на них все возможные проклятия, грозя плетью, однако, его прервал Стив, со словами:

— Не забывайте, что теперь, по крайней мере, большинство из них, уже наши, и как их наказывать  решать совсем не вам.

— Погоди, я еще доберусь  до тебя, — пригрозил он Стиву.

— Вот тогда и поговорим, — насмешливо ответил тот ему.

Далее вся эта компания, переступая через валяющихся на палубе пьяниц, последовала в каюту дона Луиса. Как ему и было обещано, он смог собрать свои вещи, и даже некоторые ценности.

Немного матросов захотели составить ему компанию, поскольку большинство достаточно быстро переметнулось на нашу сторону.

Когда Стив с Гильерме прохаживались по палубе, его кто-то окликнул, голос показался ему знакомым. Обернувшись, тот узнал дона Криштиану, бывшего боцмана бригантины «Аделаида де Майе», с которым успел подружиться за время нашего пути в Колонию.  По видимому здесь он был простым матросом, как и Бруно в это время уже находившийся на борту «Портобелло».

— А я сразу понял, что здесь не все так просто, — сказал он, намекая, что почти разгадал наш обман, — тем не менее, я рад, что вы одержали над нами победу, поскольку эти люди по сути такие же пираты, как и вы,  только гораздо более жестокие и кровожадные.

— И как же вас угораздило с ними связаться? — дружелюбно поинтересовался  у него Стив.

— Когда судно, на которое мы с Педро и Бруно нанялись, кто-то захватил и угнал прямо перед отплытием, его бывший капитан снова стал собирать команду, а мы как уже состоявшие в команде решили отправиться с ним. Я понимал, что эти люди далеко не так чисты, как пытаются из себя показать, но, тем не менее, у нас с Бруно не было выхода, и мы согласились.  Еще до начала нашего похода, мы не сошлись взглядами с капитаном и он перевел меня на этот флейт, Бруно перешел сюда со мной. Впрочем, дон Луис оказался нисколько не лучше Фекентеша, а его помощник Хайме, был свирепей, чем самый ужасный шторм, который мне приходилось пережить за всю мою жизнь.

— Надеюсь, вы согласитесь теперь перейти к нам, во всяком случае, я, и Фернандо, очень хотели бы видеть вас в своих рядах.

— Разве теперь я, как и матросы с этого корабля не ваши пленники.

— Что касается вас с Бруно, то вы наши гости, которые могут покинуть нас, как только  изъявят желание. К тому же, Энрике и Педро будут вам очень рады.

— Они живы, — с нескрываемой радостью, произнес дон Криштиану, и на его суровом, морщинистом лице появилась добрая улыбка.

— Да, хотя Педро до сих пор под наблюдение нашего лекаря, поскольку был избит бывшим капитаном брига, пытаясь спасти от побоев индейца. К счастью, его жизни уже ничего не угрожает.

— Так вот куда он пропал за пару дней до отплытия, — немного удивленно проговорил дон Криштиану.

— Да, его жестоко избили и бросили в трюм, и неизвестно, чем бы для него все закончилось, не захвати мы это  судно.

— Я тоже чего только не натерпелся под командованием этих проходимцев, — пожаловался дон Криштиану.

— Не думаю, что матросы с их корабля, согласятся последовать с ними, — ответил Стив.

— Ты прав, — согласился с ним Гильерме, — из тех, кто в сознании, почти никто не хочет составить им компанию, не считая, разумеется, командования. Лодку для них уже спустили, скоро они в неё будут вынуждены  усесться, и отправится отсюда восвояси.

— Не думаю, что стоило их отпускать, Фекентеша вот тоже отпустили в первый раз, — прохрипел Стив.

— Зато теперь у нас не один корабль, а целых три, — ответил Гильерме, — думаю, если эти типы и отправятся снова за нами, то это будет не очень скоро.

— В общем, ты прав.

— Посуди сам, сколько времени займет у них дорога в Колонию, даже если их лодка не пойдет ко дну и на них не нападут индейцы. Жаловаться губернатору они не посмеют, поскольку у самих руки, как ты понимаешь, тоже в крови, и далеко не факт, что меньше чем у тебя или у Фернандо.

—  С этим и не поспоришь, — рассмеялся Стив.

— Так вот им придется  покупать новый корабль, и набирать новых головорезов, сам понимаешь, это тоже потребует времени.

Вскоре, лодка, в которой сидели дон Луис, Хайме, и еще несколько человек командного состава тихо пошла в сторону Колонии, медленно, но уверенно удаляясь от нас.  А тем временем четверо моряков с  затонувшей бригантины медленно прохаживались по палубе молнии, вспоминая, с чего начиналось наше путешествие.

Бруно, который вместе с двумя другими матросами, доставил дона Луиса с Хайме к нам на корабль, догадался о западне, когда увидел меня и Стива, однако, как он говорит, был уверен, что у нас будет не хуже чем в команде захваченного нами флейта.

Педро, который к тому времени был уже почти здоров, был очень доволен, увидеть снова своих друзей.  

— И, что ты думаешь делать, — поинтересовался у меня дон Криштиану, — будешь пиратствовать вместе с Фернандо.

— Пока наша цель освободить моряков из плена  Проныры, или как там его.

— А потом, — переспросил он

Я не знал, что ответить ему. Поскольку сам немного запутался. Во всяком случае, пока наша цель была отомстить негодяям, убившим моих друзей. А затем.. идти в команде Фернандо в Карибское Море, или куда нас понесет… Не скажу, что меня эти мысли отпугивали или совсем не привлекали, но я давал обещанье сеньорите  Селене спасти ее от негодяя Лоренцо. К тому же став пиратом, я потеряю шансы вернуться домой, поскольку могу оказаться в таком случае на виселице. Впрочем, я уже мог быть признан пиратом.

— Будет видно, — все, что смог  ему ответить, — а вы что думаете делать

— Если удастся поквитаться за наших, надеюсь вернуться домой, отдохнуть от всего на своей плантации, в кругу родных, которых я не видел больше года.

— Дело хорошее, — прервал нашу беседу, неожиданно появившийся Фернандо, — однако нам нужно будет наведаться к нашим друзьям индейцам, чтоб высадить спасенных от рабства чарруа, и дать их племени обещанное оружие.

— Что-то известно о Проныре, — поинтересовался я.

— Моряк, долго ходивший с Огирре говорит, что тот имел общие делишки с ним. Они как-то вместе разграбили небольшой городок в Бразилии, и тому подобное. По его словам, Огирре собирался с ним встретиться.  Но подробностей не знает.

— Ты думаешь, что он неподалеку отсюда, — поинтересовался я

— Я в этом уверен, — ответил Фернандо, — а также уверен, что совсем скоро у меня появится возможность с ним поквитаться. Правда его команда  куда серьезнее людей Фекитеша, с которыми мы сражались, так, что бой будет нешуточный.

— Думаю, нам будет очень не хватать Тьягу с его соплеменниками, — предположил я,

— Я уже беседовал с ним, на счет этого, и он дал согласие быть с нами, пока не поквитаемся с врагом.

Как только мы с Родриго определили курс, все три корабля, нашей эскадры, стали медленно, но уверенно двигаться к тем местам, где обитало племя Тьягу.

Захваченному флейту мы дали название «Дракон». Я, как получивший опыт навигации, был переведен навигатором на него. Капитаном назначили невысокого, коренастого итальянца Франсиско де Губио, с которым мы сравнительно неплохо поладили, несмотря, на его скудные познания  португальского. Поиски приключений привели его из родной Апулии[1] в таверну Колонии дель Сакраменто, где он и повстречался с Фернандо и компанией, и почти не раздумывая, согласился примкнуть к нам.

 Дону Криштиану, Фернандо предлагал должность, капитана, или хотя бы боцмана, однако тот отказался.  Не могу сказать, что мне мою работу удавалось делать так же легко, как и с помощью Родриго, но, тем не менее, я с ней справлялся. Наша эскадра немного растянулась, однако мы не теряли друг друга из виду. Море все эти дни было абсолютно спокойным, ветер был очень слабым, но вскоре в  подзорную трубу я увидел знакомый берег, и даже несколько лодок с рыбаками чарруа близ берега.

Когда наша эскадра подошла  к ним поближе, Фернандо приказал спустить лодку, в которой в компании Тьягу и еще нескольких индейцев отправился к берегу.  Было заметно, что наши корабли поначалу очень всполошили местных жителей, очевидно не признавших ни Фернандо ни сына своего вождя Тьягу. Индейские лодки молниеносно подошли к берегу, и люди из них бросились врассыпную. Наверняка некоторые скрылись в кустарниках, с целью оказать непрошеным гостям достойный прием, а другие стремглав бросились в лагерь, предупредить своих об опасности.

Когда лодка с нашим капитаном подошла совсем близко, Тьягу привстал и что-то громко крикнул на своем языке, после чего, из кустарников вышло несколько вооруженных копьями индейцев, и направились в сторону лодки.  После непродолжительной беседы, Тьягу с еще одним индейцем, в компании своих соплеменников удалились в неизвестном направлении, а Фернандо вернулся на корабль.

Поднявшись на борт, он рассказал, что индейцы очень обрадовались, тому, что мы спасли из рабства их соплеменников, и ждут нас в гости, также они обещали помочь нам с провизией и ремонтными работами. Фернандо как и обещал, отдаст им часть огнестрельного оружия  и боеприпасов.

Через полчаса я в компании Педро и пяти освобожденных индейцев, на одной из наших лодок приближался к берегу. Индейцев на берегу уже встречали их родные. Невозможно передать словами их радость  от того, что они могли увидеть, как им казалось, уже потерянных навсегда мужей, жен, детей и родителей. К индейцу, сидевшему рядом со мной, когда тот наконец сошел на берег, подбежали двое совсем маленьких сорванцов, прыгнули к нему  на руки и жадно вцепились в отца. За ними подошла индианка, видимо его супруга и мать этих милых детишек. От этой картины не только у меня, но и на лице, стоявшего на берегу, нашего всегда невозмутимого дона Криштиану выступили слезы. Пересев в лодку индейцев мы направлялись к лагерю, и я вспоминал то, как  оказался там в первый раз, и сколько всего потом со мной случилось.  Я поймал себя на мысли, что немного соскучился по этим людям и этим местам.

В деревне, как нам показалось, шла подготовка к какому-то празднику. В целом ничего не изменилось, все было, как и в тот день, когда мы уезжали отсюда.  В толпе индейцев я увидел девушку, которая нравилась Педро, и о которой он еще долго думал, хоть никому в этом и не признавался. Она была в компании рослого индейца, по-видимому, ее жениха. Педро тоже увидел их, и по выражению его лица, было заметно, что ему не очень приятно видеть ее в компании другого, хоть он и не хуже нас понимал, что от их союза ничего хорошего не вышло бы, ведь он едва знал ее язык, она же ни слова не знала по-португальски. Было видно, как он  хочет подойти к ней сейчас, невзирая на ее жениха, и на то, что это может привести к неприятным последствиям.

Я как никто другой понимал своего старого друга, и не знал, как поддержать. Тем временем, она, увидев нас, сама подошла, сказав на своем языке, что рада нас видеть, и ласково улыбнулась Педро.

Он попытался взять ее руку в свою, но увидев ее жениха, семенящего в нашу сторону, решил не накалять обстановку. По тому, как она смотрела на Педро, было видно, что он ей тоже совсем не безразличен,  это отчетливо читалось в ее взгляде. Эти двое просто стояли друг напротив друга, и то, что они  очень рады, встретиться после долгой разлуки, было понятно без всяких слов. И пусть он был португальским моряком, которому предстояло через несколько дней навсегда покинуть этот берег, а она простой индейской девушкой, которой были чужды наш быт, и наша цивилизация, они были абсолютно разными людьми, но в этот миг чувствовалось какое-то, лишь им одним понятное единство. Словно, этот миг принадлежал лишь им двоим, и не было рядом ни ее жениха, ни нас, совсем никого. Ее высокий спутник, разумеется, чуя что-то неладное, прервал их идиллию, позвав ее с собой, та, хоть и не сразу, но послушалась, бросив на Педро еще один едва заметный взгляд.  

Я попытался заговорить  со своим другой на отвлеченные темы, однако он казалось, меня совсем не слушал, полностью погрузившись в размышления. Ему нужно было как можно скорее отправиться отсюда, чтоб уже наверняка забыть ее. Хотя и было понятно, что его отношение с этой девушкой совсем не мимолетная интрижка, а что-то куда более искреннее и чистое, то, что не так часто можно встретишь в наш век.

Вскоре нас усадили за стол в шалаше и накормили разными местными вкусностями,  которых всем нам не хватало в последнее время.

— Признаться, я немного скучал по этим ребятам, — сказал Фернандо, вытаскивая застрявшую в зубах   кость, — умеют они принимать гостей, тут не поспоришь. Хотя завидев наши корабли вдали, и не зная, кто к ним пожаловал, уже готовились дать жесткий отпор.

— Да, мы это заметили, — ответил я, — они готовили засаду.

— И поверь мне, высадись мы с недружелюбными намерениями, то очень сильно пожалели бы об этом.

Весь день прошел спокойно и без происшествий, мы доставили в лагерь несколько наших пушек. А две из них установили на площадке на холме, там, где в свое время был наблюдательный пункт Фернандо. На наши корабли доставлялись питьевая вода и провизия, что было очень  важно  во время морских путешествий, а тем более дальних.

В лагере все было спокойно, если не считать, как нас всем казалось, назревавшего конфликта Педро с женихом его индейской подруги. И хотя мы удерживали его от встреч с ней, было видно, как он всем своим естеством рвался к этой девушке.

К вечеру вернувшиеся с охоты индейцы были очень встревожены, и о чем-то громко говорили с Тьягу. Фернандо, который услышал их разговор, улыбнулся, и похлопал меня по плечу.

— Пойду, послушаю, что скажет Тьягу, если я, правильно понял, о чем сообщили охотники, то в гавани  миль в десяти отсюда, стоят два корабля, с которых высадились вооруженные люди. По-видимому, это совсем не торговцы, остановившиеся в этих местах, чтоб набрать воды.

— Ты думаешь это Проныра со своими головорезами.

— Я понимаю, что это могут быть и другие охотники за рабами или просто пираты, поджидающие в этих местах жертву. Но у меня уверенность в том, что это он, — сказал Фернандо, с  ухмылкой на лице.

После этих слов, Фернандо подошел к компании индейцев, и о чем-то с ними беседовал. Из того, что он сумел понять, выходило, что один из кораблей барк, по описанию очень похожий на его корабль. Пришельцы, по словам индейцев, разбили небольшой лагерь на берегу.

— Индейцы уверенны, что эти люди  пришли сюда не с добром, — сказал мне Фернандо, — и я согласен с ними.

Далее состоялся короткий военный совет, на котором было решено нападать на неприятеля. Отряд индейцев, возглавляемый Тьягу, должен был пробраться через лес к месту высадки разбойников и напасть на их лагерь. Мы же должны были на «Драконе» и «Портобелло», войти в гавань и сразиться с неприятелем.  Наступившая темная ночь была нашим судам одновременно и союзником и противником. Мы могли подойти к врагу, не будучи  замеченными, однако, плохая видимость очень усложняла нам работу.

Фернандо был со мной на «Драконе» и хотя капитаном на флейте оставался Франсиско, все ждали и слушались указаний Фернандо. Наши суда двигались очень медленно, и было уже далеко за полночь, когда мы подошли к гавани. Стив, также отправившийся с нами на «Драконе» приступил к подготовке пушек. Мы же готовились к возможному абордажу. Большинство пиратов ждали сражения, после которого надеялись, наконец, найти что-то ценное в трюмах противника, Фернандо же, как мне казалось, думал больше не о деньгах а, о месте Проныре. как мне казалось жажда мести совсем ослепила моего друга, а это могло помешать в самый ответственный момент. Несколько индейцев оставались в нашей абордажной команде, и были готовы на все, ради победы над противником. Я уже не раз видел,  с каким остервенением они бросались на даже превосходящего в силах или количестве противника, заставляя оного ретироваться. Также нам с Фернандо составили компанию Гильерме и Диого, хоть Фернандо и отговаривал нашего лекаря от участия в сражении. Напомню, что Диого часто принимал непосредственное участие в боях, поэтому решился отправиться с нами и на этот раз. К тому же, имел личные причины мстить Проныре.

  Дон Криштиану вместе с Бруно и Педро, шли на «Портобелло», и тоже были готовы сражаться, помня, что на пиратском корабле могут быть их пленные товарищи.

По нашему плану, «Дракон» вошел в гавань первым, «Портобелло» же оставался за длинным скалистым мысом. Мы тихо шли навстречу двум неизвестным судам, которыми были тот самый барк, который очень хотел встретить Фернандо, и небольшая шхуна. На этих кораблях очевидно, нас еще заметили.

Еще была ночь, но уже потихоньку шло к рассвету. На берегу немного поодаль горели какие-то огни, очевидно, это и был лагерь, разбитый  моряками с барка и шхуны. Фернандо разглядывал неприятеля в подзорную трубу.

— На кораблях почти все спят, в лагере  видно дозорных, прохаживающихся вокруг. Неплохо вооружены.

— Нас еще не увидели, — поинтересовался у него я.

— Пока нет, но не думаю, что мы сможем так просто их взять. Проныра хоть и редкостный негодяй, но совсем не простофиля.

— А второе судно ты знаешь.

— Нет, скорее всего, это такой же трофей Проныры, как и наши рыбки. Так, в лагерь, кто-то пожаловал, по-видимому, это не отряд Тьягу.  Думаю, мы вовремя добрались сюда.

Фернандо передал мне трубу, в которую я рассмотрел как в лагерь, хорошо освещенный факелами, зашли вооруженные до зубов разбойники. Они вели небольшую группку связанных веревками индейцев, среди тех было большинство женщин,  а некоторые из них были с детьми. Разбойники подгоняли их, угрожая оружием. Один мальчишка попытался вырваться и убежать, однако, тут же был пойман. Разбойник, поймавший его, хотел отхлестать мальчишку кнутом, но его мать, закрыла собой ребенка, к тому же другой надзиратель, одернул своего товарища. Некоторые  пленники тоже пытались упираться, за что получали удары кнутом. Тут я узнал одного из разбойников, который, по-видимому, был главным у них в лагере. Конечно, я мог ошибаться, но мне показалось, что это, был никто иной, как хорошо знакомый мне Лоренцо, добивавшийся руки сеньориты Селены. Вскоре разбойники пленников закрыли в хижине, а сами уселись возле костра, о чем-то оживленно беседуя. До нас доносились вопли и причитания несчастных пленников, и смех их бесчестных пленителей.

— Кажется, нас заметили на барке, — произнес Фернандо, который не сводил глаз с неприятельского судна.

— Они нас могут принять за обычных торговцев, — предположил я, — тем более Проныра со своими людьми могут думать, что к ним пожаловал Огирре.

— Не думаю, что Огирре знал об этой стоянке, и сомневаюсь, что нам удастся та же авантюра, благодаря которой мы смогли завладеть флейтом.

 

[1] Апулия — область на юго-востоке Италии.

 

Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018 | Сделать бесплатный сайт с uCoz